Category:

Когда "изнасиловал" муж

Тема супружеского насилия — почти закрытая и крайне неоднозначная. И даже аргументы в сторону однозначности вопроса звучат не убедительно — это ж муж! Который после акта насилия поцелует в лоб и даже скажет что-то вроде «это было круто», будто жена сделала ему особенно приятно. Пережившая это женщина знает, что ее именно изнасиловали, даже если она не получила ни одного физического увечья. Даже если ее не связывали. Даже если после этого ей и в голову не придет не приготовить мужу завтрак. Но кроме нее этого не знает никто, и тем более — сам муж. Она может поделиться горем с подружкой, которая потрясет головой и скажет — да, он тебя изнасиловал! Козел. И всё, разговор на этом закончен.

Взято с kinopoisk.ru. Книга - лучше.

В России так точно это вполне себе рядовое явление, которое женщины, воспитанные в рамках закона, должны как-то принять. А куда денесся? Самой себе свои же аргументы кажутся надуманными. Половой акт без особого твоего на то желания? Да у кого не так... у всех так. Муж он тебе или нет, в конце концов? Муж как муж, даже получше, чем у других. Со здоровым сексуальным аппетитом. Не в узел же ему завязать?  И вообще — он просто тебя так хочет. Тебя. Так сильно. Ему больно слышать твой отказ. Да, ты пытаешься объяснить ему, что твой отказ связан исключительно с твоими личными обстоятельствами, не тем настроением, состоянием здоровья или вообще — дорогой, кажется я уже не в строю, я не могу, я суха как пустыня Сахара, прааасти! Увы, болезненный половой акт, в котором он будет особенно изображать наслаждение конечно же тобой, его любимейшей женой — состоится. Через задушенные слезы и ожидание того, когда всё ЭТО кончится. Через мысли «это в последний раз!», «я разведусь», «меня щаз стошнит», «я самая несчастная на этой планете дура, которая не может отболтаться от коитуса с собственным мужем».

Об этом виде насилия молчат, полагаю, почаще, чем о фактах изнасилования незнакомцами. Обвинить мужа в моральном уродстве? Не получается. Не получается даже перед собой. И вот почему — ты чувствуешь, что это не настоящее изнасилование. Конечно, что сравнивать — незнакомый мужик, угрожающий твоей жизни и здоровью, или родной муж, который вовсе не собирается тебя убить после всех дел с целью замести следы. И чувствуешь еще кое-что важное — что он может так поступать с тобой. Имеет право. Нет, нет, вовсе не потому что он подавил твою волю. А потому что ты, как бы не современно ни звучало — сама виновата.

Есть в романе «Игра Джеральда» (С. Кинг) цитата, совершенно точно объясняющая, в чем «виновата» изнасилованная:

«Она же видела, что он все понял, но решил сделать вид, будто не понимает, и пропустил мимо ушей ее просьбу. Чтобы не портить себе игру. Но с другой стороны, Джесси знала, что это не так. Потому что последние десять лет их совместной жизни Джералд по большому счету вообще не принимал ее всерьез. Он как будто специально развивал в себе это умение – не слушать жену...»

Изнасилование родным мужем начинается всегда очень задолго до того дня, когда жена посмеет ляпнуть, что прямо здесь и сейчас ей совсем не хочется интима. Изнасилование начинается тогда, когда любые личные интересы женщины становятся менее значительными, откладываемыми, в отличие от интересов мужа. Когда встреча с подругами — целый геморрой, который надо организовать так, чтобы домашний боров не остался голодным и нетраханым. Когда женщина выстраивает режим дня, рабочий график таким образом, чтобы состыковываться или не состыковываться с мужем так, как ему удобно, при том, что он ничего менять не будет, т.к. его дела важнее, он же мужик. Это женские дела вне дома все — так, чтоб не скучала. Изнасилование — это когда женщина незаметно начинает есть то, что готовит ему, потому что на свое меню нет уже ни сил, ни фантазии. Отчего, кстати, ее часто разносит. Когда ее не спрашивают, какой фильм в кино выбрать, а с целью продавить канючат как пятилетние или чмырят ее выбор и предпочтения.

Когда женщина вообще узнает такой удивительный перечень как «женские обязанности». Она, конечно, может утешаться тем, что мужик выполняет какие-то там «мужские обязанности», которые представляют собой не сложную систему, как у женщины, а разовые акции по запросу, требующие физической мощи, которая справится с мешком мусора, но которую побоишься оскорбить более тяжелой задачей вроде передвигания шкафа. Вы видели где-нибудь «женские» обязанности, которые можно слить, аргументируя тем, что ты не такая баба, как другие бабы, и вообще, есть еще специальные бабы для вот этого вот всего? Нет, ты просто не умеешь готовить или рукожопая грязнуля, которой это прощается из большого мужского благодушия. А объявить мужика хилым и немощным тупицей, не могущим разобраться в инструкции по сборке шкафа — нельзя. Для всех «мужских» обязанностей есть «специалисты». Ужасно то, что многим женщинам эта дележка кажется удобной. Потому что это легкая инструкция по «нормальности». Ну и  — оправданный повод не работать, конечно же.

В семье, где муж не насилует жену, обязанности по признаку пола не делятся. А в семье где обязанности делятся по полу — «давать мужу» входит в женский список. Негласно. Мужик это знает, но женщина конкретно об этом — не предупреждена. Его права на то, что женщина делает дома и в его жизни не имеют оформленных границ. Для него нет разницы между варениками с картошкой и личным «вареником» жены. Это всё она ему должна. Точнее — это всё принадлежит ему уже с того момента, когда она решила, что вареники с картошкой — должна. И в бесконечном режиме работы над тем, что жена считает со своей стороны должной своему мужу (а то и просто хахалю) момент с сексом как-то вливается в общий поток. Сначала незаметно вполне, как акт «любви», сравнимый с актом наливания кофе ближнему, или покупки его любимой вкусняшки. Держи, милый, вареник, ты же любишь, я знаю. Но наступает момент, когда от секса отваливается и этот компонент — дарение. Резко глаза открываются на то, зачем люди занимаются сексом — для своего удовольствия, которое состоит больше, чем из оргазма, который благоверный, слава небесам, научился из тебя «вызывать» как Джина из лампы. Для ее мужа не меняется ничего. Для нее меняется вдруг многое. И ее — насилуют. В один прекрасный день. А что ее насиловали до этого не один год, она не знала, не хотела видеть и понимать. И не признает долгое время. Что каждый момент взаимодействия, после которого чувствуешь себя в дураках, оскорбленной, обворованной, обманутой, хоть чуть-чуть — это когда тебя «изнасиловали»: в душу, в мозг, в волю, в чувство собственного достоинства. Почему-то именно притязания на то, что в их семье стало просто привычным мужниным мастурбатором, кажутся особенно обидными. А с чего бы так взять и начать отнимать у мужа то, что всегда до этого было — его? Кто не будет с силой настаивать на том, чтобы оставить своё — себе. Тем более, что силы есть. Но именно в области столь тонких чувств и интимности женщина почему-то ждет «понимания», когда его не было никогда и ни в чем.

Второй важный момент — увядание помидоров. Разумеется, женщина не хочет давать тому, кого «не любит». Это, вроде бы, логично. Косяк в том, что она не знала, что тому, кого любишь, тоже можно было не давать. За эту неприкрытую «нелюбовь» ее накажут изнасилованием. Изнасилование в этой ситуации — это акт возвращения всего на свои места. Так, как было, когда была «любовь». Если женщина, выкручивая мужику кишки, нагундосит себе цветы на День святого Валентина, то мужчина выканючит акт любви. Просьба о сексе выглядит убедительнее, если выкрутить руки и надавить своим коленом женщине между бедер, больно. 

И дело тут не в страшных мужиках-абьюзерах. А дело всё в том моменте, когда ты расписываешься в своей незначительности в отношениях. Когда ты соглашаешься быть глупее, слабее, менее масштабной, чем он. Когда ты не распознаешь момент залезания тебе на голову. Когда ты сама, проигнорировав ситуации, где твое мнение будет всегда номером вторым, согласишься на то, что тебе проще молчать, не напрягать, снисходить и терпеть мелкие причуды человека, который ведет себя в отношении тебя как капризный ребенок скорее, чем мужик. Когда у тебя поедет крыша и тебе покажется выгодным уступать ему. Когда ты начнешь считать себя воплощением женской хитрости и даже — мудрости. И много еще дней пройдет до того дня, когда тебя изнасилует такой родной и любимый муж. Что самое страшное — ты предпочтешь это забыть на следующий же день.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened